Киновстреча с Фарерами: дивный новый мир

Истинных киноманов проливной дождик не спугнул — в уютном фойе Дома Кино на Васильевской многолюдно и шумно. Оказавшись внутри монументального квадратного здания, проникаешься теплой, творческой атмосферой, вдыхаешь знакомый запах старины и чувствуешь — это место особенное, здесь живет Кино — волшебный, вечно существующий мир со своими героями, трагедиями, богами. Он манит, захватывает, шокирует, учит и влюбляет в себя снова и снова.

Все здесь дышит неповторимой киношной историей: и ветхий гардероб советского типа, и старенькие стенды, и ковровая дорожка на лестнице, поднимаясь по которой невольно останавливаешься, засмотревшись на молодого Никиту Сергеевича.

Впрочем, не только черно-белые снимки, запечатлевшие великих мастеров киноискусства, обращают на себя внимание. Стены холла второго этажа украшены живописными видами Фарер: яркие фотографии свидетельствуют о первозданной, пленительной, совершенной красоте этих изумительных островов.

Созерцание прекрасных фоторабот прерывает громогласный звук — звонок(!), и зрители по-театральному спешат занять свои места в зале. Предваряет просмотр фильмов приветственное слово президента Исландского клуба в России Елены Бариновой, а также выступление главы Представительства Фарерских островов в Москве Бьорна Куноя (Bjørn Kunoy). На русском языке с милейшим акцентом он приводит некоторые факты о Фарерах для «чайников» и подчеркивает уникальный характер мероприятия: «Сегодня у нас исторический момент, потому что мы впервые проводим такой кинопоказ в России, я надеюсь, что мы положим хорошее начало новой традиции: показы фарерских фильмов будут проходить регулярно и дальше». 

Аплодисменты, свет гаснет, сердце привычно замирает: магия начинается…

«Долина» (Dalur), 30 мин. 2015 г.

«Долина» — тихая, грустная, болезненная история о встрече двух людей, преследуемых прошлым, холодный роуд-муви на фоне сказочных фарерских пейзажей. В центре повествования шофер Бьедн, живущий с огромным чувством вины — он сбил насмерть собственного ребенка, маленькую девочку. Однажды к нему в такси садится отчаянная пассажирка, которой также не дает спокойно жить прошлое, однако она готова покончить с этим — раз и навсегда…

Режиссеру Хайрику О Хэйюну (Heiðrikur Á Heygum) мастерски удалось погрузить зрителей в мрачную и таинственную атмосферу происходящего на экране — лента буквально приковывает взгляд. Чередование пейзажных кадров-картин манит в туманный, неизведанный, далекий и притягательный мир Фарер, а выразительные крупные планы героев позволяют соприкоснуться с их израненными душами. Полные отчаяния блестящие глаза Бьедна, чей образ воплотил Клеминт Хеннингссон Исаксен (Klæmint Henningsson Isaksen) отражают всю боль и безысходность человека, борющегося с чувством вины — самым непреодолимым, мучительным, разрушительным чувством, к исследованию которого так любят обращаться кинематографисты (вспомним хотя бы известные «Семь жизней», «Искупление», «Чтец»).

Как избавиться от неподъемного груза вины? Возможно ли это в принципе? — приглашает зрителей к дискуссии автор фильма. Ответы на эти вопросы он вкладывает в уста героини Гудрун — загадочной пассажирки Бьедна. Будучи ребенком, она подвергалась насилию со стороны своего отца, руководителя детского церковного хора, что оставило неизгладимый след в её психике. Гудрун предлагает два пути, ведущих к освобождению от душевных мук: или пострадавшая сторона должна взять на себя всю боль, ничего не прося взамен, или «око за око, зуб за зуб». При любом исходе главное, как бы то ни было, — необходимость жертвы. Эта мысль проста и точна, как и вся картина.

Однако финал удивил — решительно настроенная Гудрун на пороге отцовского дома стреляет себе в висок. Почему она избирает первый путь? Ответ ясен — родственные узы сильнее преступления. «Я скажу ему, что люблю его, — он мой отец, и я его люблю», — говорит Гудрун, отвечая на вопрос Бьедна о том, что она скажет отцу, когда увидит его.

Возмездие все же свершится. Застрелив отца случайной знакомой, Бьедн будто убивает в себе того самого человека, мучимого чувством вины, — отца, сбившего насмерть собственную дочь. Эта параллель очевидна, чего нельзя сказать о дальнейшей судьбе героя — история обрывается. Режиссер картины оставляет Бьедна наедине со своими мыслями и безмолвием окружающей красоты, а зрителей — с чувством опустошения и неопределенной тревоги. Открытый финал смотрится весьма органично, однако мрачно-гипнотизирующая манера повествования затягивает — хочется продолжения истории, из чего можно заключить, что талантливому фарерскому режиссеру Хайрику О Хэйюну вполне по силам полнометражный дебют.

По завершении первого показа на сцену поднимается председатель Ассоциации фарерских кинематографистов Берджи Круз, специально прилетевший в Москву по случаю киновстречи. Он кратко рассказывает об истории фарерского кино и о новейших достижениях жителей «Овечьих островов» в этой области искусства. Так мы узнаем, что первый фарерский полнометражный фильм под названием «Атлантическая рапсодия» был снят в 1989 году режиссером Катрин Оттарсдоттир (Katrin Ottarsdóttir), а на сегодняшний день Фареры обладают центром кино «Klippfisk» и даже собственной кинопремией «Geytin» — весьма неплохо для государства с населением менее 150 000 человек!

Бочка (Tunnan), 28 мин. 2014 г.

«Бочка» — оригинальная, задорная комедия, основанная на реальных событиях, произошедших в одной из фарерских деревень. Четверо друзей обнаружили запечатанную бочку, вынесенную на берег во время отлива. Сперва они решили, что внутри загадочной находки алкоголь, однако, решив отведать напиток, засомневались: а вдруг это древесный спирт? Ведь уже не раз бывало, что в таких бочках оказывался ядовитый метанол…

Пить или не пить, вот в чем вопрос. Следить за тем, как герои пытаются решить эту замысловатую дилемму, очень весело. Странная ситуация, колоритные лица, забавные диалоги, — кинозал то и дело взрывается от хохота. К всеобщей радости, один из друзей Саймун, в подвале дома которого и стоит злосчастная бочка, предлагает гениальное решение: попотчевать напитком свою умирающую бабулю: она и так прожила «слишком долгую жизнь»…

Картина Йонфинна Штенберга (Jónfinn Stenberg) и Йоннеса Ламхоге (Jóannes Lamhauge) придется по душе всем любителям кино вне зависимости от пола и возраста, тем обиднее, что фильм нельзя найти в сети. С другой стороны, это дает нам простор для спойлеров — без них не обойтись, так как в этой камерной киноновелле сценарий — главная изюминка.

Испив загадочный напиток, старушка умирать передумала: с разрумянившимся лицом она вполголоса мурлычет песенки. Тогда Саймун молниеносно возвращается к друзьям в подвал, и начинается пьянка. После идет финальный кадр: безжизненная рука и мертвое лицо бабули. Смеявшиеся весь фильм зрители недоуменно переглядываются — эффектный финал, определенно, произвел впечатление.

Благодаря заботливым организаторам, мероприятие получилось по-семейному домашним и уютным. Прощаться с фарерскиими фильмами и теплой атмосферой Дома Кино совсем не хотелось. Уходя в дождливую московскую осень, мы дали себе обещание побывать на прекрасных Фарерах и рассказать о них всем, кто еще не знаком с этим дивным новым миром на краю Земли.

Татьяна Кожокару